А: Когда я учился в колледже, мой профессор по философии показал нам портрет известного философа, и сейчас я поражен его сходством с Вами, Сенсей. 

О-Сенсей: Да. Возможно, мне следовало бы заниматься философией. Моя духовная сторона более выражена, нежели физическая.

В: Говорят, что Айкидо довольно сильно отличается от Каратэ и Дзюдо.

О-Сенсей: По моему мнению, можно сказать, что оно является истинным воинским искусством. Причиной этого является то, что воинское искусство основано на вселенской истине. Эта Вселенная состоит из многих разных частей, и кроме того, Вселенная, как целое, объединяет подобно семье и символизирует конечное состояние мира (не-войны). Придерживаясь такого взгляда на Вселенную, Айкидо не может быть чем-либо иным, кроме воинского искусства любви. Оно не может быть воинским искусством насилия. Поэтому Айкидо может быть названо одним из проявлений Создателя. Другими словами, Айкидо подобно чему-то гигантскому, необъятному по своей природе. Поэтому в Айкидо Небо и Земля становятся предметами, изучаемыми на тренировках.

Состояние сознания айкидоиста должно быть мирным и абсолютно ненасильственным. То есть это особое состояние сознания, которое приводит насилие в состояние гармонии. И это, я полагаю, истинный дух японских воинских искусств. Нам дана эта земля для того, чтобы превратить ее в небеса на земле. Немирной деятельности здесь нет.

Вселенная, как целое, объединяет подобно семье и символизирует конечное состояние мира (не-войны). Придерживаясь такого взгляда на Вселенную, Айкидо не может быть чем-либо иным, кроме воинского искусства любви. Оно не может быть воинским искусством насилия.




А: В таком случае, это довольно сильно отличается от традиционных воинских искусств.

О-Сенсей: В самом деле, довольно сильно отличается. Если мы оглянемся назад, мы увидим, как воинские искусства были обесчещены. В период Сенгоку (1482-1558; «Сенгоку» значит «борющиеся страны») местные князья использовали воинские искусства как орудие борьбы для защиты своих частных интересов и удовлетворения алчности. Это, я думаю, было совершенно неуместно, неподобающе. Так как я сам учил использованию воинских искусств военными во время войны, меня глубоко обеспокоил вопрос, что же будет после завершения конфликта. Это побудило меня к открытию истинного духа Айкидо семь лет назад, когда я неожиданно натолкнулся на идею построения небес на земле. Причиной этого решения было то, что хотя небеса и земля (т.е физическая Вселенная) достигаются в состоянии совершенства и сравнительно стабильны в своем развитии, человечество (в особенности японцы), оказывается, находится в перевернутом состоянии (в смятении). Прежде всего мы должны изменить это положение дел. Осуществление этой миссии – это путь к развитию вселенской человечности (гуманности). Когда я стал осуществлять это, я пришел к выводу, что истинное состояние Айкидо – это любовь и гармония. Айкидо родилось в соответствии с принципами и жизнедеятельностью Вселенной. Поэтому это Будо (воинское искусство) абсолютной победы.

В: Не могли бы Вы рассказать о принципах Айкидо? Широкая публика относится к Айкидо как к чему-то мистическому, вроде ниндзюцу, так как Вы, Сенсей, бросали тяжелых партнеров с быстротой молнии и поднимали предметы весом в несколько сотен фунтов.

О-Сенсей: Это только кажется мистическим. В Айкидо мы полностью используем силу противника. Чем сильнее противник, тем легче для Вас.

В: В таком случае, Айки есть и в Дзюдо, так как в Дзюдо мы синхронизируем себя с ритмом своего противника. Если он тянет, мы толкаем; если он толкает, мы тянем. Мы двигаем его в соответствии с этим принципом и выводим его из равновесия, и тогда применяем свою технику.

О-Сенсей: В Айкидо атаки нет вообще. Атаковать – означает, что дух уже потерян. Мы придерживаемся принципа абсолютного не-противодействия, то есть мы не препятствуем атакующему. Таким образом, в Айкидо нет противника. Победа в Айкидо – это Масакатсу и Агатсу; так как Вы одерживаете победу надо всем в соответствии с миссией неба, Вы обладаете абсолютной силой.

В: Означает ли это «Го но сен» (Этот термин относится к запоздалому ответу на атаку)?

О-Сенсей: Вовсе нет. Дело не в том, «Сенсен но сен» ли это или «Го но сен». Если бы я пытался выразить это словами, я сказал бы, что Вы контролируете Вашего противника, не пытаясь контролировать его. Это состояние непрерывной победы. Здесь нет никакого вопроса о поражении или о победе над противником. В этом смысле в Айкидо нет противника. Если даже у Вас есть оппонент, он становится частью Вас, партнером, которого Вы легко контролируете.

В: Сколько приемов в Айкидо?

О-Сенсей: Около 3.000 основных приемов, и каждый из них имеет 16 вариантов… Так что много тысяч. В зависимости от ситуации Вы создаете новые.

А: Где Вы начали изучать воинские искусства?

О-Сенсей: В возрасте 14 или 15 лет. Сначала я обучался Тенсинё-рю Джиуджитсу у Тодзава Токусабуро сенсея, затем Кито-рю, Ягью-рю, Айои-рю, Синкаге-рю, все это разновидности джиу-джитсу. Однако, я думал, что истинный образец может быть где-нибудь еще. Я попробовал Годзоин-рю Соджитсу и Кендо. Но все эти искусства относились к разновидностям сражения один на один, и они не удовлетворяли меня. Так я посетил многие части страны в поисках Пути и тренировках… но все напрасно.


А: Это была аскетичная тренировка бойца?

О-Сенсей: Да, поиски истинного Будо. Когда я обычно приходил в другую школу, я никогда не бросал вызов сенсею этого додзё. Тот, кто заведует залом, обременен множеством вещей, так что ему очень трудно выявить его истинные способности. Я оказывал ему должное уважение и учился у него. Если я убеждался, что мой уровень выше, я снова выражал ему свое уважение и возвращался домой.

В: Следовательно, Вы не изучали Айкидо с самого начала.

О-Сенсей: Тогда мы не называли это «Айкидо». Я изучал все воинские искусства.

В: Когда возникло Айкидо?

О-Сенсей: Как я до этого говорил, я обошел многие места в поисках истинного Будо. Потом, когда мне было 30 лет, я поселился на Хоккайдо. Однажды, остановившись у Хисада Инн в Энгару, провинция Китами, я встретил некоего Такеда Сокаку из клана Айдзу. Он обучал Дайто-рю Джиуджитсу. За 30 дней, которые я учился у него, я ощутил нечто подобное вдохновению. Позднее я пригласил этого учителя к себе домой и вместе с 15 или 16 моими служащими стал учеником, ищущим сущность Будо.

В: Вы открыли Айкидо, когда Вы учились Дайто-рю под руководством Такеда Сокаку?

О-Сенсей: Нет. Было бы правильнее сказать, что Такеда сенсей открыл мне глаза на Будо.

А: Были ли потом какие-либо особые обстоятельства при Вашем открытии Айкидо?

О-Сенсей: Да. Это произошло так. Мой отец в 1918 г. тяжело заболел. Я попросил сенсея Такеда отпустить меня и отправился домой. На пути домой мне сказали: если ты придешь в Аябе близ Киото и совершишь молитву, то любая болезнь будет вылечена. Так я пришел туда и встретил Дэгучи Онисабуро. Впоследствии, когда я приехал домой, я узнал, что мой отец уже умер. Хотя я встретил Дэгучи только однажды, я решил ехать в Аябе с семьей и оставался там до последней части периода Тайшо (по 1925 г.). Да… В то время мне было около 40 лет. Однажды я вытирался после умывания у колодца. Вдруг с неба упал каскад ослепляющих золотых вспышек, огибавших мое тело. Мое тело сразу же начало становиться все большим и большим, достигая размеров целой вселенной. Будучи переполненным этим событием, я вдруг ясно представил себе, что не следует думать о том, чтобы победить. Формой Будо должна быть любовь. Следует жить в любви. Это Айкидо и это старая форма одного из положений Кендзюцу. После этого я был вне себя от радости и не мог сдержать слез.

В: Значит, в будо нехорошо быть сильным. С давних пор учили объединению кен’а и дзена. Действительно, сущность будо не может быть понята без опустошения сознания. В этом состоянии ни «верно», ни «неверно» - ничто не имеет значения.

О-Сенсей: Как я уже сказал, сущностью Будо является путь масакатсу и агатсу.

В: Я слышал рассказ о том, как Вы участвовали в схватке примерно со 150 нападавшими.

О-Сенсей: Я участвовал? Как я припоминаю… Дэгучи сенсей в 1924 г. поехал в Монголию для того, чтобы добиться большей общности Азии в соответствии с национальной политикой. Я сопровождал его по его просьбе, хотя меня просили вступить в армию. Он путешествовал по Монголии и Манчжурии. В последней стране мы столкнулись с группой конных бандитов, и вспыхнула тяжелая перестрелка. Я ответил на их огонь маузером и попал в самую гущу бандитов, яростно атакуя их, - и они рассеялись. Мне удалось избежать опасности.


А: Я понимаю, Сенсей, что у Вас многое связано с Манчжурией?

О-Сенсей: Инциденты, подобные этому, были у меня в Манчжурии довольно часто. Я был советником по воинским искусствам в организации Симбуден, а также в университете Кенкеку в Монголии. В этом отношении меня там хорошо принимали.

В: Хино Асихэй написал рассказ «Одза но дза» в «Шосетсу Синко», в котором он описывает юность Тенрю Сабуро, восставшего против мира Сумо, и его встречу с воинским искусством Айкидо и его истинным духом. Не касается ли это Вас, сенсей?

В частности, Айкидо – это духовная тренировка, практикуемая в виде Будо. Она никогда не сможет культивироваться в качестве орудия тех, кто будет использовать ее для драки. К тому же личности, склонные к насилию, перестают так себя вести, когда обучаются Айкидо.

О-Сенсей: Да.

В: Тогда это значит, что Вы были как-то связаны с Тенрю в то время?

О-Сенсей: Да. Он останавливался в моем доме примерно на три месяца.

В: Это было в Манчжурии?

О-Сенсей: Да. Я повстречал его, когда мы совершали путешествие после празднования 10-й годовщины установления правления в Манчжурии. На вечеринке там был мужчина приятной наружности, которого многие подстрекали словами вроде: «Этот сенсей очень силен. Как насчет того, чтобы испытать себя против него?». Я спросил кого-то рядом с собой, кто этот человек. Мне объяснили, что это знаменитый Тенрю, который ушел из Ассоциации борцов Сумо. Я был представлен ему. В итоге мы закончили тем, что решили сразиться друг с другом. Я сел и сказал Тенрю: «Попытайся столкнуть меня. Толкай сильно, не надо сдерживать себя». Так как я знал секрет Айкидо, меня невозможно было сдвинуть ни на дюйм. Даже Тенрю казался удивленным. В результате он начал изучать Айкидо. Он был хорошим человеком.

А: Сенсей, Вы были также связаны с Военно-Морским Флотом?

О-Сенсей: Да, довольно долго. Примерно с 1927 или 1928 года в течение 10 лет я был профессором с неполным рабочим днем в Военно-Морской Академии.


В: Вы обучали военных во время Вашего преподавания в ВМА?

О-Сенсей: Мне довольно часто приходилось учить военных, начиная с ВМА в 1927-28 годах. Примерно в 1932 или 1922 году я начал вести класс воинских искусств в школе Тояма для армии. Затем в 1941-42 годах обучал студентов Академии военной полиции. Кроме того, однажды я делал показательные выступления по Айкидо по приглашению генерала Тоише Мазда, заведующего Военной академией.

В: Раз Вы участвовали в обучении военных, должны были случаться многочисленные острые и забавные эпизоды.

О-Сенсей: Да. Один раз на меня напали из засады.

В: Это случилось потому, что они рассматривали Вас как учителя, превосходившего их?

О-Сенсей: Нет, не поэтому. Это было испытанием моей силы. В то время я начал обучать Айкидо военную полицию. Однажды вечером я проходил через спортивную площадку; я почувствовал, что происходит что-то странное. Я чувствовал, что что-то не так. Вдруг со всех сторон, из кустов за спиной и из кюветов появилось множество военных; они окружили меня. Они стали нападать на меня, у них были деревянные мечи и ружья. Но так как я был приучен к подобного рода вещам, я вовсе не растерялся. Как только они пытались ударить меня, я уворачивался, вращаясь, и они легко падали… В итоге они выдохлись. Во всяком случае, мир полон сюрпризов. Недавно я встретил одного из тех, кто напал на меня тогда. Я являюсь советником Организации выпускников полицейской академии в префектуре Вакаяма. Во время недавней встречи (выпускников) кто-то узнал меня, и, улыбаясь, подошел ко мне. После нескольких минут разговора я узнал, что он один из тех, кто напал на меня в тот вечер много лет назад. Почесывая в затылке, он сообщил мне следующее: «Я очень извиняюсь за тот случай. В тот день мы обсуждали, действительно ли силен новый профессор Айкидо или нет. Наша компания, горячие головы, решила испытать нового учителя. Около 30 человек сели в засаду. Мы были напрочь поражены тем, что мы, 30 уверенных в себе мужчин, ничего не могли поделать против Вашей силы».

А: И относительно интерпретации приемов Айкидо?

О-Сенсей: Существенными моментами являются Масакатсу, Агатсу и Катсухайаи. Как я уже говорил, Масакатсу значит "правильная победа", а Агатсу значит "побеждать в соответствии с дарованным тебе небесным призванием". Катсухайаи значит "состояние сознания быстрой победы".

А: Путь долог, не правда ли?

О-Сенсей: Путь Айки бесконечен. Мне сейчас 76 лет, но я еще продолжаю учиться. Путь в Будо или искусствах - это нелегкая задача для мастера. В Айкидо Вы должны понимать каждое явление во Вселенной. Например, вращение Земли и более запутанные и широкие системы Вселенной. Это занятие на всю жизнь.

В: Таким образом, Айки - это учение Ками (Бога), также как и воинский путь. Тогда что же является духом Айкидо?

О-Сенсей: Айкидо - это Ай (любовь). Вы делаете эту огромную вселенскую любовь своей душой, и тогда Вы должны сделать Вашим собственным призванием покровительство и любовь ко всему сущему. Чтобы добиться этого, призвание должно быть истинным Будо. Истинное Будо - означает одержать победу над собой и уничтожить боевой дух противника... Нет, это не путь к полному самоутверждению, в котором этот самый противник уничтожается. Техника Айки - это аскетичная тренировка и путь, по которому Вы достигнете единства тела и духа путем реализации небесного закона.

В: В таком случае, Айки это путь к всемирному миру.

О-Сенсей: Конечной целью Айки является создание небес на земле. В любом случае, окружающий мир должен находиться в состоянии гармонии. Тогда нам не будут нужны атомная и водородная бомбы. Мир может быть удобным и приятным.


(Основатель Айкидо со своим сыном Киссёмару)

 

Настоящее интервью, проведенное двумя неизвестными журналистами

появилось в написанной на японском языке работе Киссомару Уэсиба «Айкидо»

Токио: Ковадо, 1957

Источник- www.aikido.ru
 

 "Техники требуют четырех качеств, в которых отражается природа нашего мира. В зависимости от обстоятельств, ты должен быть: твердым, как алмаз, гибким, как ива, плавным, как течение воды, или пустым, как небо."

Морихэй Уэсиба